Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница

Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница

никакого труда. Ведь она всегда достигает поставленной цели и побеждает, не так ли? Сколько было сражений и во всех битвах она всегда сохраняла чистый рассудок. Только вот Мэтт,

кашлянув, заговорил первым.

"У меня есть..."он запнулся на слове. "Я думаю... нет, я знаю, что кормил фантома ревности. Я всегда

был без ума от Елены Гилберт, с тех пор, как я знаю ее. И я завидую Стефану. Им обоим.

Даже сейчас, когда ревность заманила его в ловушку, в эту кровавую битву, у него есть Елена. Она любит его, а не

меня. Но, впрочем, это не имеет сейчас никакого значения... Я уже давно заметил, что Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница мы с Еленой не работаем сообща, как это могло быть раньше. Не

по её вине это и уж тем более не виновен и Стефан. Этими чувствами я и подпитывал фантома. Но сейчас я желаю избавится от ревности навсегда". Он

покраснел и тщательно отводил взгляд от Елены. Белая свеча погасла, отправляя длинную струйку в сторону дыма

потолка.

Три свечки слева, думала Мередит, глядя на свет пламени. Темно зеленая Стефана, красная

Деймона, и коричневая ее собственная. Стал ли фантом слабее? В своей невидимой клетке зарычал фантом.

Во всяком случае, как казалось всем, пространство вокруг него становилось всё больше и больше. Фантом словно желал узреть Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница, найти

их слабое звено.

Мередит понимала, что теперь пришел её черед поведать о своих чувствах и она не имела права отступать. "И я кормила своей ревностью фантома, " промолвила она

сильным чистым голосом. "Я ревновала доктора Селию Коннорю Я люблю Алприка, но я знаю, что я гораздо младше чем он

я даже ещё не учусь в колледже. И у меня не было прежде и возможности взглянуть хоть одним глазком на настоящий мир, в котором живут и радуются обычные люди.

Ведь, как все вы знаете я не была за пределами города, в котором выросла. А у Селии с Риком столько общего - у них обоих богатый жизненный Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница опыт. Они образованные люди с интересами, которые заслуживают восхищение.

И я вижу и знаю, что она очень нравится Аларику. Ведь она такая привлекательная. И не понаслышке умна и уравновешена. Я ревновала, поскольку питала

страх, что она может попросту разрушить наше счастье. Еесли бы она увела его у меня, это бы означало, что Рик никогда и не был моим и я

не в праве держать его. Да и украсть кого-то попросту невозможно." Нерешительно она улыбнулась Селии и буквально через мгновение



Мередит была вознаграждена такой же легкой улыбкой. "Я желаю больше не ревн..."

"Берегитесь!" закричал Аларик. "Деймон!Стефан! Остановитесь!"

Мередит Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница подняла глаза. Деймон и Стефан метались по всему гаражу, мимо линии

свечек, мимо Аларика, пытающего сдержать их. Они вырвались из его захвата без особых усилий, даже не замечая

его прикосновения, они отчаянно изо всех сил толкали друг друга. Не обращая внимания ни на что, кроме

их сражения, они становились все ближе и ближе к фантому.

"Нет!" закричала Елена.

Деймон толкнул Стефана, и пяткой ботинка Стефан задел меловые линии

небольшого круга, которые сдерживали фантома. Линии были стерты и круг

был разорван.

С криком триумфа, фантом вырвался на свободу.

Глава 34

"Мы недостаточно ослабили ее!" Кричала Мередит друзьям по изгнанию Ревности. Фантом

тем более, казалась сильнее, так как Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница пересекла гараж в одном большом прыжке и ударила Мередит по

лицу. Мередит почувствовала жгучую боль, увидела яркую вспышку света, и почувствовала как ударяется об стену.

Ошеломленно, она отшатнушись, упала на колени.

Фантом вновь приближался к ней с улыбкой, которая казалось несколько смакующей что-то, предвкушающей нечто большее. На сей раз ей казалось, что всё происходит куда медленнее, чем это было недавно.

Заклинание должно было подействовать, хоть немного. Именно на это сейчас надеялась Мередит, хотя и не была она до конца уверена в правильности своих мыслей. Ведь знать точно сыграет ли что-либо тот момент, что она не договорила нужные слова до конца Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница,

она не могла.

Мередит схватилась за свой посох. Она не собиралась так легко и просто сдаваться. Аларик же

назвал ее супергероем. Супергерои продолжают бороться, даже когда преимущество не на их стороне.

Она с силойи злостью ударила концом посоха. В эту раз часы долгой практики окупились сполна,

потому что фантом, похоже, не ожидал удара, и вместо того, чтобы посох безвредно прошел через

туман, Мередит поймала фантома в твердой форме, чуть выше груди. Лезвие

открыла глубокую рану в груди фантома, и когда Мередит вытащила его обратно для второго удара, вязкая

зеленая жидкость стекала с конца ее оружия.

Когда она снова размахнулась, удача Мередит Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница кончилась.Фантом потянулась к ней, его рука двигалась так

быстро, что Мередит не видела ее, пока фантом держала другой конец посоха. Острый

с ядовитым покрытием, из серебра, дерева и железа, фантом держал

с легкостью, а потом потянула.

Мередит начала скользить по полу гаража, быстро и беспомощно к фантому, и она

лениво потянулась с другой стороны, чтобы поймать ее, насмешка презрения и гнева была на лице фантома. О нет,

внутренний голос Мередит, словно лепетал, просил чего-либо другого. Всё не может кончиться таким образом.

Перед тем как коснуться Мередит, лицо фантома изменилось, внезапно

оно приобрело растерянный вид. Она отпустила посох, и Мередит дернула его на себя,

яростно Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница, практически задыхаясь.

Фантом смотрела мимо нее, забыв о Мередит, по крайней мере на данный момент. Стеклянные зубы фантома

обнажились, выражение страшной ярости было на ее зеленоватом лице. Пока Мередит наблюдала,

мышцы в ее холодных твердых руках, казались, напряжены, затем растворялись в завитках тумана в форме руки, затем снова укреплялись

все в той же самой напряженной позе. Она на может двигаться, поняла Мередит. Она повернулась, и посмотрела назад.

Миссис Флауэрс стояла прямо и высоко, ее пылающие голубые глаза застыли на фантоме. Она протянула руки

к ней, на ее лице проступили сильные и решительные черты. Несколько прядей седых волос выпали из ее

пучка, и торчали Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница во всех направления как будто наэлектризованные.

Губы миссис Флауэрс беззвучно шевелились, и пока фантом напряженно двигалась, миссис Флауэрс тоже была напряжена,

следя, как будто она изо всех сил пытался что-то удержать что-то непомерно тяжелое. Их глаза, синие хладнокровные и сосредоточенные и

ледниково - чистый зеленый, были заперты вместе в молчаливом сражении.

Глаза миссис Флауэрс были непоколебимы, но ее руки сильно тряслись, и Елена не знала, как долго

пожилая женщина могла продержатся и держать фантома под контролем. Недолго,

предполагала она. Борьба с кицунэ забрала много сил миссис Флауэрс, и она еще полностью не оправилась.

Она не была готова к новой Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница драке.

Сердце Елены трепетало, билось как сумасшедшее. Она не могла просто стоять на месте, смотря на окровавленные фигуры Деймона и

Стефана, находившихся на другой стороне гаража. Она не имела права на ошибку. Она должна сделать что-либо, но сейчас её действиями руководила исключительно

паника. Когда девушка так нуждалась в возможности здраво мыслить.

"Мередит," голос Елены зазвучал настолько твердо и властно, что невозможно было не повиноваться ему. Все её друзья, как один обернулись к ней лицом,

словно забыв о схватке между миссис Флауерс и фантомом. "Заверши свою часть церемонии."

Мередит наградила Елену слегка непонимающим поначалу взглядом. Но затем, не теряя и минуты, она бросилась Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница закончить начатое. Зачастую именно это качество

Мередит восхищало её друзей. На неё можно было положится, как ни на кого другого. Ведь не смотря ни на что, она всегда могла взять себя в руки, чтобы

закончить работу.

"Да, я давала много поводов фантому, когда ревновала. И он пользовался этим и набирался сил," Мередит произносила эти слова, глядя вниз на свою свечу коричневого цвета, которая всё ещё

горела, "но сейчас я избавлюсь от чувства ревности и зависти."

Слова Мередит звучали искренне. И свеча погасла.

Фантом вздрогнул и поморщился, сердито сгибая пальцы.Темно-красная роза в ее груди потускнела к

темно-розовому на мгновение перед очисткой Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница в малиновый. Но... это не казалось ее поражением,

казалось это лишь разозлило ее. Ее взгляд никогда не покидал миссис Флауэрс, и ее ледяные скульптурные мышцы по-прежнему рвались

вперед.

Почти все свечи погасли. Только два пламя мерцали из синей и красной свечей, только две

жертвы питающие фантома своей ревностью.

Таким образом, почти со всеми ее жертвами оторванными от нее, не должна ли фантом быть слабее? Не должна ли она быть больной и

отбиваться?

Елена с непониманием обратилась к Аларику. "Рик," промолвила она шепотом. "Что сказано в книге? Разве заклинание не должно сработать прямо сейчас? Не должен ли

фантом погибнуть именно в этот Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница момент?"

Аларик снова смотрел на молчаливый поединок между миссис Флауэрс и фантомом, его кулаки и

тело были напряжены, как если бы он мог каким-то образом дать миссис Флауэрс свои силы, и понадобилось немного

времени — у нас нет времени, подумала Елена яростно — чтобы перетащить его внимание к Елене. Когда он это сделал и

Когда он это сделал, и она повторила свой вопрос, он посмотрел более аналитическим взглядом на фантома, и новое беспокойство прояснилось в

его глазах.

"Понимаешь, я не совсем уверен," сказал он, "написанное в книге навело меня на такую мысль... В общем книга гласила, что "Каждое слово,

произнесенное его жертвами искренне Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница, каждое побежденное темное чувство, вернет жизнь,

украденную фантомом. И его ожидает гибель от каждого честно промолвленного слова, которое будет сказано против

него". Возможно, что это лишь риторика. Или человек, записавший данное заклинание,

лишь слышал о ритуале, но сам не проводил и в глаза не видел его..." Он колебался.

"Да, ошибки быть не может. Всё звучит именно так. Заклинание должно было начать убивать фантома с этого момента," сказала Елена решительно. "Но все наши действия были лишними, ведь всё

пошло не по-плану."

"Понятия не имею, что пошло не так, " сказал Алларик с сожалением.

Мир пошатнулся и внезапно все сфокусировалось.

"Зато я имею," сказала Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница Елена. "Должно быть, потому что это не обычный фантом. Мы все забыли, что он является Первородным. Мы проводили ритуал, для того

чтобы избавится от наших эмоций, которыми он бы мог воспользоватся. Видимо этого не достаточно. Думаю, нам стоит ещё раз попытать удачу, только сделаем что-то

иначе."

Стефан и Деймон все еще продолжали драку. У обоих были кровавые побои. Больная рука

Стэфан двигался словно у него внутри были повреждения, его раненная рука болталась под неестественным углом, но он

все с такой же злостью атаковал Дэймона.

Елена решила что сейчас они должно быть сражались по собственной инициативе. Фантом поглощенный битвой

с миссис Флауэрс больше не бормотал Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница им ядовитых замечаний. Если Дэймона и Стэфана

больше не соблазнял голос ревности, то возможно они могли бы послушать кого-то. Елена,

стараясь не привлечь внимание фантома, двигалась к сражающимся.

У Дэймона текла кровь из шеи и длинного пореза на голове, а вокруг обоих глаз были синяки.

Он хромал, но явно побеждал. Стэфан, осторожно двигаясь по кругу вне досягаемости руки,

он искривился защищая хоть хоть какие-нибудь поврежденные внутренности, и

на его щеке была длинная рваная рана.

Дэймон жестоко ухмылялся приближаясь все ближе. В его глазах была настороженность,

они выдавали хищника внутри него и радость убийству и охоте.

В радости Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница битвы Дэймон, должно быть, забыл с кем он борется, сказала Елена себе. Он никогда не простит себе,

когда придет в себя, если он серьезно ранит Стэфана или даже убьет его. Не смотря на то, что внутри нее что-то

шептало, что часть его всегда хотела этого.

Она отогнала эти мысли в сторону. Часть Дэймона могла хотеть ранить Стэфана, но реальный, целый Дэймон не хотел этого.

Если и было что-то что борьба с фантомом показала ей, то это то что все темные эмоции

не были действительно те, которые все скрывали в глубине себя. Они не были настоящими.

"Деймон, " крикнула она. "Деймон Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница, подумай! Фантом воздействует на тебя! Именно он заставляет тебя драться." Она слышала,

как её голос повысился, когда она просила, скорее умоляла его. "Не позволяй ему одержать над тобой победу! Не дай уничтожить тебя."

Все же казалось Дэймон не слышит ее. На его лице все еще была эта дикая улыбка, и он приближался все ближе к Стэфану

загоняя его все дальше и дальше в угол гаража. Вскоре Стэфан был бы зажат в ловушке,

и не в состоянии бороться.

И мельком уловив вызывающее выражение на бледном израненном лице Стэфана, Елена с замиранием сердца поняла,

что он не будет бороться даже если Дэймон даст Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница ему шанс. Часть Стэфана которая ненавидела

Дэймона бала сейчас под контролем.

Стэфан оскалился в свирепом рычании. Дэймон отвел кулак для мощного удара, его

клыки удлинились в предвкушении крови своего брата.

Быстрее, чем она когда-либо двигалась, по крайней мере как человек, Елена бросилась

между ними, когда кулак Дэймона полетел вперед. Зажмурив глаза, она широко раскинула руки, защищая Стэфана и

ждала удара.

К тому времени, как она выскочила перед ним, Дэймон двигался настолько быстро, что импульс нес его тело.

С нечеловеческой силой, это был бы удар который сломал бы ей все кости и разбил лицо.

Но Дэймон вовремя остановился, как мог только вампир Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница. Она почувствовала порыв воздуха от удара,

касание костяшек пальцев по лицу, но боли не было.

Елена осторожно открыла глаза. Дэймон застыл готовый к удару, одна его рука была все еще поднята.

Он тяжело дышал, и его глаза странно сверкали. Елена ответила на его взгляд.

Было ли немного облегчения в сияющих глазах Дэймона? Елена думала что так. Вопрос в том, было ли это облегчение

от того что он остановил себя, прежде чем убил ее, или от того что она остановила его от убийства Стэфана? Конечно,

Дэймон уже мог отбросить ее в сторону и снова напасть на Стэфана, если бы он этого

хотел.

Елена рискнула Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница прикоснуться к кулаку Дэймона, закрывая сбитые костяшки своей

маленькой рукой. Он не сопротивлялся, когда она опустила его руку, отрешенно позволяя себя переместить.

"Деймон," молвила она мягко. "Деймон, ты можешь всё прекратить. Прекратить прямо сейчас." Глаза его сузились. Елена прекрасно понимала, что он может слышать

каждое её слово. Но его рот был плотно сжат. Всё, каждая деталь лишь указывала на степень его ожесточенности. И как ожидалось, он не проронил ни слова.

Не отпуская руку Деймона, Елена повернулась ко Стефану. Он стоял рядом позади неё, приковав взгляд

к фигуре Деймона. Казалось, что он буквально задыхается. Тыльной стороной ладони он хотел вытереть кровь,

но в Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница итоге лишь размазал её по лицу. Потянувшись ко Стефану, Елена взяла его за руку, как и руку Деймона недавно. На ощупь она казалась девушке невероятно липкой, вероятно из-за крови.

Рука Деймона, которую держала Елена, казалось была напряжена до предела. Взглянув на него, она вмиг поняла, что взгляд Деймона был сосредоточен на её другой руке, которую

держал его брат. В свою очередь при виде взгляда Деймона, Стефан лишь горько

улыбнулся опухшими уголками рта.

Позади них зарычала фантом борясь с силой миссис Флауэрс. Это прозвучало громче, ожесточенней.

"Послушайте," сказала она немедля, переводя взгляд с одного брата на другого. "Поскольку Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница сейчас фантом даже не смотрит на вас

вы вольны себе с своим действиям. Но все мы прекрасно знаем, что как бы мы не хотели, миссис Флауерс не сможет сдерживать его долго. Вы обязаны сделать это, обязаны

хорошенько подумать прямо сейчас, вместо того, чтобы совершать никому не нужные действия. Я должна сказать вам... Эм." Она откашлялась, что показалось сейчас слегка

тревожным. "Я прежде никогда не говорила это вам. Когда я была в плену у Клауса, после того, как погибла Кэтрин, он

начал показывать мне... Поначалу я думала, что это были изображения. Но позже поняла, что это были воспоминания. Наверное, воспоминания Кэтрин. Я видела в Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница них вас обоих,

видела моменты, когда вы были ещё людьми. Такими молодыми и живыми, любящими её. Какая большая была ваша любовь... Не представляете, какую я питала ненависть

при виде реальности ваших чувств. И я никогда не забывала, что вы обратили внимания на меня по причине любви

к ней. Этот момент никогда не переставал беспокоить меня. Хотя теперь я и вижу, что ваша любовь ко мне намного больше."

Оба брата не отводили глаз от фигуры Елены ни на секунду. Казалось, что Стефан, услышав эти слова, пытался сказать что-то. Но Елена, лишь отрицательно покачав головой,

продолжила. "Нет, позвольте мне договорить. Да, меня это беспокоило, но Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница не сильно. Всё это не уничтожило меня. И уж тем более не изменило

мои чувства... По отношению к вам обоим. Да, поначалу вы замечали меня лишь по причине моей схожести с Кэтрин.

Но однажды, всё словно перевернулось. И вы оба увидели настоящую меня. После вы никогда больше не видели во мне Катерину."

Она приблизилась к волнующему и слегка опасному моменту. Не спеша, Гилберт осторожно продолжила,

подбирая нужные слова, которые не должны быть лишенными логики и чувствительности. "Значит, да? Я признаюсь себе в этом? И вот, когда фантом заговорил со мной, он словно вновь пробудил

во мне эти чувства. Эту ревность, которая Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница словно заставляет меня всю гореть изнутри. Да, многие вещи, сказанные им

отчасти являются правдой. Ведь, да, не отрицаю, что я часто вижу, ощущаю, что завидую девушкам," - она улыбнулась, не смотря на всю серьезность её слов -"которые живут нормальной жизнью и влюбляются в обычных парней.

Но правда в том, что и в самый трудный период, я не пожелаю жить их жизнью. Всё что у меня есть, вся моя жизнь потрясающая. Даже в те моменты, когда

сложно встать и идти вперед, не смотря ни на что." Елена сглотнула. "И да, я признаю, что сказанное фантомом действительно является правдой. Вы ревновали

друг Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница к другу. Ведь вас никогда не покидает прошлая жизнь и вы злитесь. Вы ревнуете, поскольку знаете, что я люблю вас двоих. Но и это

ещё не конец. Всё сказанное уже не самое главное. Уже не сейчас. Многое изменилось с тех пор,

когда вашими поступками управляла лишь злость и ревность. Ведь вы работали вместе и да, вы

защищали друг друга. Может вы и не заметили, но уверена вы снова почувствовали насколько неразрывны ваши узы. Вы снова стали братьями."

Она взглянула в глаза Деймона, словно в поисках столь нужного нужного. "Деймон, ты и представить не можешь, как был огорчен Стефан,

когда считал, что ты мертв Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница. Ты его брат и он тебя любит. Это никак не поддается изменениям. Он не мог понять что ему делать, когда считал, что тебя нет.

Ты не можешь отрицать тот факт, что являешься очень большой частью всей его жизни - как и прошлой, так и настоящей. Ты единственный, кто был всегда с ним на протяжении всей его

истории.

Вдруг она резко перевела взгляд на Стефана. "Стефан, послушай. Деймон не скрывал от тебя тот факт, что он жив по причине того

что хотел заставить тебя страдать или хотел навсегда попрощаться с тобой. По любой другой причине, которую внушил ему фантом. Но на самом деле Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница он лишь желал

вернутся обратно в подходящее время. Желал объяснить тебе всё и показать, что ход многих вещей мог быть совершенно другим.

И хотел показать то, что он способен изменится и изменять других. Ведь ты тот человек, которого он хотел поменять. И поменять не для меня, а для твоего же блага. Ведь

ты его брат и он сильно любит тебя. Настолько сильно, что желает, чтобы вас окружало лишь всё лучшее."

Елена остановилась, чтобы перевести дух и оценить какой эффект произвела на братьев ее речь.

По крайней мере сейчас они не пытались убить друг друга. Это был хороший знак. Они уставились друг на Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница друга,

их лица невозможно было прочитать. Дэймон облизал кровь с губ. Стэфан поднял свободную руку и осторожно

провел ей по ранам на лице и груди. Ни один не произнес ни слова. Осталась ли связь между

ними? Дэймон смотрел на раны на шее Стэфана с почти нежным выражением в его темных глазах.

Елена отпустила их и подняла свои руки. "Ладно," сказала она. "Если вы не можете простить друг друга, тогда

подумайте вот о чем. Фантом хочет чтобы вы боролись. Она хочет чтобы вы убили друг друга, ненавидели друг друга. Ваша

ревность питает ее. Одну вещь я знаю о вас - о вас обоих - это Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница то что вы никогда не давали своим

врагам то чего они хотят, даже если это вас спасет. Неужели вы собираетесь дать этому

фантому, этому монстру-манипулятору, то чего она хочет? Вы собираетесь подчиняться ей или вы будете сами себя контролировать?

Неужели кто-то из вас действительно хочет убить своего брата ради кого-то? "

В одну и ту же секунду, Деймон и Стефан прищурились.

Спустя ещё несколько мгновений, Стефан, неуверенно кашлянув, сказал. "Я рад, что в любом случае ты не умер," попытался начать он разговор.

Уголок рта Деймона слегка дернулся. "Я рад, что мне не удалось убить тебя сегодня, братец," он

ответил.

Видимо, это Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница всё, что они могли сейчас сказать. Какое-то время они долго не сводили с друг друга глаз. Но вскоре оба повернулись к

Елене.

"Значит," промолвив Деймон, расплывшись в дикой, слегка безразличной улыбке, которую Елена, казалась бы, могла разглядеть издалека. Деймон

непреклонный. Антигерой Деймон снова в игре. "Как мы убьем эту суку?"

Миссис Флауэрс и фантом были все еще заперты в их молчаливом почти неподвижном сражении.

Тем не менее миссис Флауэрс начала уступать позиции фантому. Положение ног фантома было более широким, ее руки были раскинуты в стороны.

Она постепенно набирал силу для движения, а руки миссис Флауэрс тряслись

в напряжении. Ее лицо Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница побледнело, и морщины казалось стали глубже.

"Мы должны поторопится, " лишь сказала Елену Деймону и Стефану. Обойдя миссис Флауерс и фантома,

они втроем присоединились к остальной компании, наблюдавшей за ними. По их бледным лицам можно было прочесть лишь настороженность, но не более. Ведь не удивительно, поскольку перед ними лишь две

свечи ещё горели.

"Стефан", сказала Елена . "Иди".

Стефан взглянул на стоящую на полу гаража темно синюю свечку, пламя которой все ещё не погасло. "Я завидовал

чуть ли не каждому в последнее время, на сколько я могу вспомнить," в его голосе слышалась нотки стыда, когда он начал говорить. "Я завидовал Мэтту, ведь Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница его жизнь

как казалось, протекала настолько тихо и хорошо, как для меня. Как бы мне хотелось даровать именно такую жизнь Елене,

ничуть не связанную со всем этим мраком, поскольку она, как никто другой заслуживает на это. Я ревновал к Калебу, который показался мне золотым мальчиком. Он бы непременно мог бы составить

неплохую партию для Елены, что и вызвало мое недоверие к нему. При чем до того, как у меня появился

обоснуй этому чувству. И особенно я ревновал к Деймону."

Он перевел взгляд со своей свечи, на лицо брата. Деймон же в свою очередь одарил Стефана слегка непостижимым

выражением. "Полагаю, что каждый момент нашей жизни Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница меня не покидало это чувство. Фантом говорила чистую правду.

Когда мы оба были живы, он был старше меня, быстрее, сильнее. Более опытным, нежели я. Когда мы погибли" -

губы Стефана изогнулись в горькой усмешке, когда он предался воспоминаниям - всё стало лишь хуже. И даже совсем недавно,

когда мы начали работать с Деймоном сообща, я увидел насколько близок он с Еленой, что невероятно возмущало меня. Он является частью того,

частью чего не являюсь я. Признаться честно, трудно не завидовать этому."

Стэфан вздохнул и потер пальцами переносицу. "Дело в том что, хотя, я и

люблю моего брата. А я действительно люблю." сказал он Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница, взглянув на Деймона. "Я люблю тебя. Всегда любил, даже в самые ужасные моменты.

Даже когда все что мы хотели сделать - это убить друг друга. Елена права: Мы больше, чем наши наихудшие части.

Я питал фантома ревностью, но теперь я отбросил свою ревность подальше."

Синяя свеча замерцала и погасла. Елена внимательно смотрела на фантома, она заметила

что роза в груди фантома на мгновение потускнела. Фантом вздрогнула и зарычала, а затем вновь вступил в борьбу с заклинаниями миссис Флауэрс.

Так как это дало мощный поворот, пожилая женщина пошатнулась назад.

"Сейчас!" Елена тихо сказала Дэймону, глядя на него выразительно и желая Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница больше чем когда либо

иметь свою силу телепатии. Отвлеки ее, она надеялась говорили ее глаза.

Дэймон кивнул, как бы показывая что понял ее, театрально откашлялся,

привлекая к себе внимание всех, и взял темно-красную свечу, последнюю горящую в ряду. Он провел

своей кровью линию вдоль свечи и несколько секунд задумчиво позирвоал с опущенной головой, его длинные

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentawhwbvd.html
documentawhwjfl.html
documentawhwqpt.html
documentawhwyab.html
documentawhxfkj.html
Документ Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 21 страница