Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница

Доколе во грехах сих будешь утопать?

И долго ли царя к мученью поощрять?

Иль ты терпение Господне презираешь,

И устремительно на ярость прелагаешь!

Уже и так Творца ты, варвар, раздражил.

Брегись, чтоб вскоре Он тебя не поразил,

Он терпит; но терпеть когда-нибудь престанет

И в час, когда не ждешь, в твою погибель грянет.

Клавдий

Оставим здесь ея, — она теряет ум,

Дадим свободу ей к собранью прежних дум.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Гертруда и Ратуда

Ратуда

Воспомни о своем теперь, царица, сыне.

Оставь злодеев сих, пред ним признайся ныне.

Открой то Гамлету, что в сердце ты таишь!

Да тень супругову в сем князе утолишь.

Трони его ты Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница слух плачевными словами!

И разреши свой грех сыновними устами.

Гертруда

Мой сын уведомлен, не знаю, чрез кого;

И тайного уж нет пред князем ничего.

Не знаю, кто и как мою мог сведать скверность

И таинство пронзить, познав мою неверность.

Я говорила с ним о мерзостях своих,

Лишь не открыла всех подробностей дел сих.

Ратуда

Довольно. Будь пред ним в подробностях бессловна,

Арманс то знает все, а я тому виновна;

Но мня, что то никак не может быть виной,

Что в пользу для тебя произвелося мной,

От дней, как действие то учинилось странно,

Я весь терзалась год, терзаясь непрестанно.

Днесь правость наконец Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница мой ум в полон взяла

И молчаливости оковы прервала.

Гертруда

Нет винности твоей.

Ратуда

Свидетельствуя рану,

Супругу твоему в одре Полоньем данну,

Котору я была омыть принуждена,

Таилась я, что я была устрашена.

И кто бы таковой в том вестнице поверил?

Полоний, плачучи пред всеми, лицемерил,

Вещая всем, что твой возлюбленный супруг

Естественно в одре своем скончался вдруг

И что его сокрыть была сия причина,

Чтоб не пустить — его умерша видеть — сына,

И пущей жалости ему не приключить,

Котора без того велика зрелась быть!

О верности его никто не сумневался,

И вымысл злой души за правду показался.

Полоний до сего свирепости таил:

Как агнец был Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница сей тигр, и царь его любил!

Хотя бы все места я града обегала

И с плачем истину народу возвещала;

Кто б дерзость такову, царица, мог иметь,

Чтоб вшел он в твой чертог — на теле ран смотреть?



Ты радовалася, никем тогда не зрима:

Так мнилась быть твоя печаль неутолима.

Тиран задумчив был, как в горестны часы,

Полоний на себе терзал тогда власы.

Свирепство было в нем прехитро прежде скрыто.

Но, ах! чьи льстят уста, в том сердце ядовито!

Гертруда

Каким порядком ты с Армансом речь вела

И полную ли весть о деле злом дала?

Ратуда

Все так, как было то, Армансу я сказала,

Как многажды о Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница том из уст твоих слыхала:

Как Клавдий ваш союз с супругом разрушал

И как его тебе неверности внушал,

Которых, как я мню, конечно, не бывало.

Как сердце на него твое ожесточало,

Как многажды тебя к убийству он влачил,

И как Полония с собою согласил,

И погубил царя, в средине ночи спяща,

В крепчайшем сне, в твоем объятии лежаща. - - -

Гертруда

Скончай, Ратуда, речь, тоски дух вон влекут:

Я не могу себе представить тех минут.

Когда бы ты в тот час, Ратуда, пробудилась,

Ты б взор свой на меня возвергнуть усрамилась,

А я то видела без слабости тогда.

Ратуда

И тот Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница единый час терзает мя всегда,

Когда смятение мя ваше разбудило. - - -

Какое зрелище передо мною было!

Гертруда

Я представляю то теперь, как ад, себе. - - -

Оставь мя, — я тотчас последую тебе.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Гертруда

(Одна.)

О дремлющая тень супруга умерщвленна!

Что сотворила я, и что речет вселенна,

Когда представятся ей все дела мои,

И в них проклятые злодействии сии?!

Другим несчастливым в случаях самых строгих

Отрада, что они жалеемы от многих,

А обо мне уже кто станет сожалеть?

Кто может на меня с щедротою воззреть?

О царь мой! о супруг! когда назвать так смею,

И право имени сего еще имею:

По восприятии мне милости с Небес Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница,

Когда раскаянье, стенании, ток слез,

И сей от сердца глас, который я приемлю,

Удобны до тебя дойтить, пронзивши землю;

Прими прошение толь смрадныя души,

И жалобу свою в том свете утиши!

Когда б я жизнь свою могла скончать безгрешно,

Я б с радостью тебе последовала спешно;

Но, ах! закон и свой живот пресечь претит

И самовольну смерть мучением платит;

Так дай последовать божественну уставу,

И смерти ожидать, покинув царску славу!

Ратуда ждет меня. — Что делает мой сын,

И нет ли страха там? с Армансом он один.

Конец второго действия.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Полоний и Офелия

Полоний

Возлюбленная дщерь, последок рода славна!

О дщерь Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница! твоя мне жизнь всегда в уме мысль главна.

Уж я состарелся, и дни к концу веду,

Предстать на страшный суд и смерти вскоре жду.

Кто будет о тебе, как я умру, стараться?

Кто знает, в каковом житье тебе остаться?

И, может быть, поймет супруг тебя такой,

Которым без меня затмится корень мой.

Вступи в супружество при мне, и дай мне зрети,

Какую ты по мне здесь будешь часть имети.

Согласна ль ты на то? а я тебе явлю,

Какие для тебя я способы ловлю.

Офелия

Но кто есть сей супруг, которого желаешь

Ты дочери своей? кого мне представляешь?

Полоний

Кто вознесет тебя Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница на сей высокий трон.

Тебе являются слова сии как сон,

Однако будет так.

Офелия

Я радостно внимаю,

И кто он, я теперь уже разумеваю.

В каком я счастии на свете буду жить!

Хочу в толь славно мне супружество вступить.

Когда толь счастлива Офелиина доля,

Да будет в том твоя непрекословна воля.

Полоний

Я зрю, что речи ты моей не поняла:

Не Гамлет будет то; ты счастьем назвала,

Кто суетно венца и скиптра ожидает.

Надежда иногда и тщетно услаждает.

Офелия

Почто ты возмутил дух, счастием взманя?

Приятная мечта, ты скрылась от меня!

Надежда отошла и мысли помрачила,

Желанна мною честь лишь сердце отягчила.

Мне на Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница престоле быть иной дороги нет.

Иного дочь твоя супружества не ждет.

Полоний

Какая сделалась во всей тебе тревога!

Не сетуй, к трону есть еще тебе дорога,

Которой ты еще скоряе притечешь.

Офелия

Напрасно мысль мою к надежде ты влечешь;

Иной дороги нет.

Полоний

Но будь ты терпелива.

Я радуюсь, что мысль в тебе толь горделива,

И вижу из сего, что ты достойна быть

Моею дочерью, и титло то носить!

Есть способ быть тебе, Офелия, царицей. - - -

Офелия

Нет больше способа, а я умру девицей!

Полоний

А ежели наш царь супруг твой будет сам?

И естьли Клавдий то и обещал уж нам?

Офелия

Наш царь Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница? - - - супругом мне? - - -

иль мы живем в поганстве?

Когда бывало то доныне в християнстве?

Закон наш две жены имети вдруг претит.

Полоний

Гертрудиной рукой супруг ея убит.

Ратудою уже убийство обличенно,

И все злодействие жены царю внушенно.

По сем известии как может с ней он жить?

Когда она того дерзнула погубить,

Так может жизнь отнять и у него подобно.

Офелия

Жена могла иметь, жена толь сердце злобно

К супругу своему?! — я верить не могу.

Полоний

Ты знаешь, как я честь, Офелия, брегу:

Колико б было то Полонию бесславно,

Когда б он сон сказал тебе за дело явно!

Офелия

Так что ж намерен царь с Гертрудой Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница учинить?

Полоний

Оставити ей честь; и тайно умертвить!

Офелия

По сих намереньях его старашуся зрака;

Я тако не хочу с монархом света брака.

Полоний

Толико счастливу ты отметая часть,

Офелия, влечешь Полония в напасть.

Офелия

Ты мне отец, и ты дал сердце мне такое,

Что гнусно перед ним намерение злое.

Я слыша, трепещу, толико странну весть.

Что мне ни дорого, — всего дороже честь.

Царица пусть умрет, когда умреть ей должно;

Но мне быть царскою супругой не возможно.

Не будет! чтобы я свой долг пренебрегла,

Я добродетельно всю жизнь свою жила.

Не соглашаюся я в тайне вашей с вами

И к трону не пойду кровавыми Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница стопами.

Скажи царю, чтоб он на одр меня не ждал

И с сей надеждою в убийство не вступал.

Когда бы ярости в нем сердце не имело,

И в правосудии б оно о ней жалело:

Где жалость, где любовь в суровости такой?

Она еще жива, — он ищет уж другой.

Полоний

Подобьем таковым младенцы рассуждают,

Которы все дела грехами поставляют,

И что безумие жен старых им втвердит,

Все мыслят, что то им в них совесть говорит.

Офелия

Я суеверия с законом не мешаю,

И Бога чистою душею почитаю,

Который в естестве мне добродетель влил,

И откровением меня в ней утвердил.

Полоний

Когда полезные советы я теряю Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница,

Ты дочь, а я отец; так я повелеваю.

Офелия

Не принуждай ты дочь противиться себе

И помни, как была послушна я тебе.

Полоний

Знай: я тебя уже царицей нарицаю,

А инако тебя за дочь не признаваю.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Офелия

(Одна.)

За вас, любезна честь и Гамлет дорогой,

За вас прогневался на мя родитель мой!

Тебе, о честь! я жизнь до смерти посвятила,

Тебя, мой князь, по смерть я в сердце заключила.

Хотя б за вас мне жизнь случилось погубить,

Ничто не может ввек во мне вас истребить.

С тобою буду, честь, жить в бедности, в напасти,

Довольней, как лишась тя, в лучшей смертных части,

В великолепии Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница, в порфире и в венце.

За вас, увы! за вас, злодея зрю в отце!

А ты, дражайший князь, хотя моим не будешь,

Я знаю, что меня вовеки не забудешь.

Будь царь, или не будь, хотя б ты был и раб;

Офелия тебя любила и тогда б.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Офелия, Гамлет и Арманс

Гамлет

(С обнаженною шпагою.)

Умрите вы теперь, мучители, умрите!

Пришел ваш лютый час, - - - но что вы, очи, зрите!

Офелию, - - - в какой пришла сюда ты час!

Сокрой себя теперь от Гамлетовых глаз!

Офелия

Что сделалось тебе? и для чего мне крыться?

Что так понудило тебя на мя озлиться,

Всегдашнее мя зреть Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница желанье отменя?

Иль ты злодейкою, князь, ставишь и меня?

Какую я тебе досаду показала?

За что, любезный князь, тебе противна стала?

Днесь шлешь Офелью прочь, а прежде сам искал.

За что ты толь свиреп мне вдруг, о Гамлет, стал?

Мой разум омрачен, и все трепещут члены:

Скажи причину мне сей странныя премены.

Гамлет

Восстаньте на меня вы, все случаи, вдруг,

Которы можете еще смутить мой дух!

Все скорби, все беды, сберитесь совокупно,

Терзайте бедного и мучьте неотступно!

Терзайте, чтобы жизнь моя скоряй прешла,

И томная б душа спокойствие нашла!

Офелия

Мя кажда речь теперь из уст твоих пронзает

И кажда быть твоей надежду Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница отнимает.

Дай помощь в слабости, в тоске душе моей,

И сжалясь, вниди в страсть возлюбленной своей!

Гамлет

Нет жалости уже во мне немилосердом,

И больше не ищи любови в сердце твердом.

Затворены пути лучам очей твоих,

Не чувствую уже заразов дорогих.

Смотри, в какой я стал, Офелия, судьбине:

Я всеми напоен свирепостями ныне.

Офелия

Так ты ту, князь, любовь, котору ощущал,

Из сердца своего совсем уже изгнал,

Любовь, что быть должна была до сама гроба?

Какой преступок мой иль паче кая злоба

Понудила тебя сей пламень истребить?

Возможно ли тебе Офелью не любить?

Где будут клятвы те, которы я слыхала,

И Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница дни, которых я утешно ожидала?

Какой я враг тебе? — тебе мой нрав знаком:

Слыхал ли от меня ты вредну речь о ком?

Какими обличить могу себя я пеньми?

Злодей восходит к злу не вдруг, всегда степеньми.

А я иль разве всех тиранов превзошла?

Или к погибели другого не нашла,

Чтоб на того, кого толь много я любила,

На первого свои свирепствы обратила?

Гамлет

Не множь отчаянья, жестоким не зови;

Я, может быть, еще достоин сей любви,

Которая мою жестокость умаляет,

И, ах! намеренье мое опровергает.

Офелия

Скажи мне, кто враги твои, мой князь драгой!

И почему я в их число кладусь тобой Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница!

Уж не отец ли? - - - ах! ты очи отвращаешь.

О Гамлет! Гамлет, что ты днесь предприимаешь?

Гамлет

На добродетели я в ярость не вступлю,

А беззакония я больше не стерплю.

Офелия

Так гнева твоего уже причину знаю;

Но винным Клавдия в сем деле почитаю. - - -

Гамлет

Конечно, знаешь все: се новый гром ушам!

И ты причислилась, и ты к моим врагам!

Офелия

Нет, я тебе верна, и ввек не пременюся;

А в злобе, знай, что я ни с кем не соглашуся.

Гамлет

Кто, слышачи, молчит о мерзостных делах, - -

Не добродетелен, но лют в моих глазах;

Разбойник так, как тот, кого кто умерщвляет,

И тот, кто Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница, ведая, ту тайну сокрывает.

Когда б, что слышу днесь, того я не слыхал,

Я б добродетельной дщерь вражью почитал!

Но, слышачи сие, почтение теряю.

Какой я в теле дух прекрасном обретаю;

Тебе известно то?

Офелия

Имела ль время я - - -

То возвестить тебе! о горька часть моя!

При сем ты рассуди, Полоний ли в том винен,

Когда тиран сих стран толь злобен и бесчинен?

Хоть праведно твоя суда достойна мать! - - -

Гамлет

Не сыну матери бесчинство отомщать.

А ты, то знаючи, передо мной молчала

И грех их от меня год целый сокрывала!

Офелия

Год целый? - - - я то все услышала в сей час

И уничтожила Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница родительский приказ.

Но что два дела ты в едино сообщаешь?

Ты сим меня, мой князь, безмерно удивляешь!

Гамлет

Ты всю смешала мысль: я не могу понять,

Как должно по твоим речам мне рассуждать.

Офелья, тайны той, клянуся, что не знаю,

Котору пред тобой с убийством сопрягаю.

Офелия

И мне твои слова непостижимы днесь.

Внемли, возлюбленный, сего порядок весь;

Но внидем в храмину мою, здесь быть ужасно.

Уже с тобою, князь, мне явно быть — опасно.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Арманс и Ратуда

Ратуда

Арманс! готов ли князь свой скипетр взять, ийти

И из-под бремени народ свой извести?

Царица Клавдия навеки оставляет

И взор свой от него всеместно удаляет Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница.

Благополучен день, благословен сей час,

В которы дело их открылося чрез нас.

А я не мню, чтоб я пред ним виновна стала,

Что долго от него я то утаивала.

Опасности и страх — причина сей вине;

Тиран ужасен всем, и преужасен — мне.

Арманс

Князь слабость такову от зверства отделяет

И молчаливость ту Ратуде отпускает.

Но что Гертруда днесь себе предприняла?

Ратуда

В пустынях обитать намеренье взяла

И ждет, чтоб сына лишь увидеть ей на троне,

К спокойству Дании в родительской короне.

Но что ему взойти на свой престол претит?

Арманс

Доколь с ним истина народ не съединит,

Все предприятии его, Ратуда, тщетны;

В пути ему стоят Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница препятствии бессметны.

Уже я множеству народа то открыл

И силою присяг в них тайну заключил.

Одно лишь то меня, тревожа, устрашает,

Что князь разгневанный терпение теряет.

Уж алчный меч его был в гневе обнажен

И на врагов его жестоко устремлен.

Но иль несчастье их еще от них бежало,

Иль счастие его ему то даровало,

Что меч без добычи в влагалище вмещен

И в ярости из них никто не поражен.

Ратуда

Не зрели ли они меча тогда?

Арманс

Не зрели.

Ратуда

Пекитесь, чтобы вы успех в сей день имели!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Арманс

(Один.)

Снимай, желанный час, с народа бремена

И скончивай страны сей злые времена!

Дай Небо, чтоб жил князь Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница с Офельей неразлучно

И правил скипетром своим благополучно!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Гамлет и Арманс

Гамлет

Арманс! любезный друг! мой дух совсем смущен;

Я жалостью опять, как прежде, напоен!

Чьи мысли таковы удобны быть жестоки,

Чтоб он не тронут был, когда текут потоки

Из предражайших глаз возлюбленной его?

Жалей, Арманс, жалей ты друга своего;

Но, ах! не умножай моей негодной страсти:

Я тщуся победить любовь в моей напасти!

Хотя любовь меня колеблет и стыдит;

Но, может быть, еще совсем не победит.

Ах, Гамлет! ты себя напрасно величаешь;

Уже под игом ты ея изнемогаешь!

Твой разум естество почти превозмогло.

О долг! о красота! о коль Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница терпеть мне зло!

Что делать? что начать? Офелья умоляет,

Чтоб я умерил гнев, и слезы проливает.

Оставь меня и дай еще мне размышлять,

Что должно в таковом мучении начать.

Арманс

Ты горести своей вдаешься нерассудно.

Гамлет

Не можно вобразить, как мне терпети трудно.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Гамлет

(Один.)

Что делать мне теперь? не знаю, что зачать.

Легко ль Офелию навеки потерять!

Отец! любовница! о имена драгие!

Вы были счастьем мне во времена другие.

Днесь вы мучительны, днесь вы несносны мне;

Пред кем-нибудь из вас мне должно быть в вине.

Пред кем я преступлю? вы мне равно любезны, - - -

Сдержитеся в очах моих, потоки слезны!

Не зрюсь Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница способен быть я к долгу своему,

И нет пристанища блудящему уму.

(Хватается за шпагу.)

В тебе едином, меч, надежду ощущаю,

А праведную месть я Небу поручаю.

Постой, - - - великое днесь дело предлежит:

Мое сей тело час с душею разделит.

Отверсть ли гроба дверь, и бедствы окончати?

Или во свете сем еще претерпевати?

Когда умру, засну, - - - засну и буду спать;

Но что за сны сия ночь будет представлять!

Умреть, - - - и внити в гроб, - - - спокойствие прелестно;

Но что последует сну сладку? - - - неизвестно.

Мы знаем, что сулит нам щедро Божество:

Надежда есть, дух бодр, но слабо естество.

О смерть! противный час Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница! минута вселютейша!

Последняя напасть, но всех напастей злейша!

Воображение мучительное нам!

Неизреченный страх отважнейшим сердцам!

Единым именем твоим вся плоть трепещет,

И от пристанища опять в валы отмещет.

Но естьли бы в бедах здесь жизнь была вечна;

Кто б не хотел иметь сего покойна сна?

И кто бы мог снести зла счастия гоненье,

Болезни, нищету и сильных нападенье,

Неправосудие бессовестных судей,

Грабеж, обиды, гнев, неверности друзей,

Влиянный яд в сердца великих льсти устами?

Когда б мы жили ввек, и скорбь жила б ввек с нами.

Во обстоятельствах таких нам смерть нужна,

Но, ах! во всех бедах еще страшна она.

Каким Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница ты, естество, суровствам подчиненно!

Страшна, - - - но весь сей страх прейдет,

- - - прейдет мгновенно.

Умри! - - - но что потом в несчастной сей стране

Под тяжким бременем народ речет о мне?

Он скажет, что любовь геройство победила,

И мужество мое тщетою учинила,

Что я мне данну жизнь бесславно окончал,

И малодушием ток крови проливал,

Котору за него пролить мне должно было.

Успокоение! почто ты духу льстило?

Нельзя мне умереть, исполнить надлежит,

Что совести моей днесь истина гласит.

А ты отчаянну, Гертруда, в мысль не впала,

Жестокость Клавдия и на тебя восстала.

Пойдем и скажем ей, чтоб Клавдия бреглась;

Чтоб только кровь одних тиранов пролилась.

Конец третьего Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница действия.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Офелия и Флемина

Офелия

(Платком отирающая слезы.)

Пускай лиются слез из глаз моих потоки,

Пускай отъемлют жизнь болезни прежестоки;

О место полно бедств! позор прескверных дел!

Колико мерзостей в тебя отец мой ввел!

Почто от такова отца я родилася?

От камня лутче бы Офелия взялася.

А ты, тщеславие, неправедная честь,

Чтоб выше всех людей себя пред трон вознесть,

Желание по гроб ненасытимой власти!

Источник и вина всея моей напасти!

К чему прельщала дух Полониев, к чему? - - -

Коль не к несчастию злосердно моему.

Когда повелевать душа его желала,

Под скипетром моим ту б славу восприяла.

Хотя ж бы Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница царский век еще и долог был,

Мой князь и при царе б ему то испросил.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentawgvbdx.html
documentawgviof.html
documentawgvpyn.html
documentawgvxiv.html
documentawgwetd.html
Документ Шекспир. Гамлет. Сумароков. 2 страница